К основному контенту

Белый конверт


Автор Nancy W. Gavin.

Это был всего лишь маленький белый конверт, торчащий среди веток рождественской ёлки. Без имени, опознавательных знаков и надписей. Он сидит в ветках нашей ёлки уже на протяжении последних десяти лет.

Всё началось с того, что мой муж Майк не любил Рождество - ой, не в истинном смысле, а его коммерческий аспект - разбрасывание денег… безумную беготню в последний момент, чтобы достать новый галстук для дяди Гарри и пудру для бабушки - подарки, сделанные в отчаянии, потому что ты уже не можешь думать ни о чём другом.

Зная о его чувствах, в один год я решила пропустить обычные рубашки, свитеры, галстуки и т.п. Я нашла кое-что особенное, специально для Майка. Вдохновение пришло необычным образом.

Наш сын Кевин, которому тогда было 12 лет, занимался любительской спортивной борьбой в школе. Незадолго до Рождества у них состоялся товарищеский матч против команды, спонсируемой местной церковью. Эти подростки, обутые в кроссовки настолько драные, что казалось те держались вместе только на одних шнурках, представляли разительный контраст нашим мальчикам в сине-золотой форме и сверкающих новых борцовских кроссовках.

Когда начался матч, мне указали на то, что другая команда выступала без головной защиты - специальных шлемов для защиты ушей от ударов. Это была роскошь, которую команда оборванцев очевидно не могла себе позволить.

Ну, мы задали им трёпку. Мы выиграли в каждой весовой категории. И вставая с мата, каждый из этих мальчиков размахивал руками в ложной браваде, проявляя своего рода уличную гордость, которая не могла смириться с поражением.

Майк, сидевший рядом со мной, печально покачал головой: «Я хотел бы, чтобы хоть один из них победил». «В них есть большой потенциал, но такой проигрыш мог забрать у них сердце».

Майк любил детей - всех детей - и он знал их, т.к. работал тренером молодежной команды по футболу, бейсболу и лакросс. Вот тогда ко мне пришла идея подарка для него. Этим же вечером я поехала в местный магазин спорт-товаров, купила несколько наборов шлемов и кроссовок и анонимно отправила их в местную церковь.

В канун Рождества я разместила на дереве конверт с запиской внутри, в которой говорилось о том, что я сделала и что это был подарок ему от меня. Его улыбка была самым ярким воспоминанием того праздника и всех последующих. Каждое Рождество я повторяла традицию: в один год отправила группе умственно отсталых детей игру в настольный хоккей, в другой раз - денежный чек двум пожилым братьям, чей дом сгорел дотла за неделю до Рождества, и тому подобное.

Конверт стал символом нашего Рождества. Рождественским утром его открывали в последнюю очередь и наши дети, забыв о своих новых игрушках, стояли с широко открытыми глазами предвкушая, пока их отец возьмет с дерева конверт, чтобы раскрыть его содержимое.

Когда дети выросли, игрушки уступили место более практичным подаркам, но конверт никогда не терял своей привлекательности. На этом история не заканчивается.

В прошлом году мы потеряли Майка из-за страшного рака. Когда наступило Рождество я всё ещё носила траур и с трудом заставила себя поставить елку. Но в канун Рождества я по привычке разместила на дереве конверт, а утром к нему присоединились ещё три других.

Каждый из наших детей втайне друг от друга сделали собственные конверты для своего отца. Традиция выросла и когда-нибудь пойдёт ещё дальше вместе с нашими внуками, тянущимися за конвертом.

А душа Майка, как и дух Рождества, всегда будет рядом с нами.

Комментарии