К основному контенту

Стриж


Однажды вечером, сидя в тишине квартиры, я услышал странные звуки, доносившиеся с балкона. Сперва я не обратил на них внимания, но, когда звук повторился, я открыл дверь и увидел стрижа.

Птица уже лежала на полу, беспомощно раскинув крылья. Я осторожно взял его в руки и занес в дом. Стриж попытался ускользнуть, но деваться-то ему было некуда. Тогда он отчаянно впился когтистыми лапками в мои пальцы, раскрыв клюв и закатив глаза, видимо уже прощаясь со своей короткой, но стремительной жизнью. Я чувствовал как в его теплом маленьком тельце бешено колотится сердце и испытывал какой-то детский восторг от всей этой странной ситуации.

Вид умирающей птицы растрогал мою жену. Ей хотелось то напоить её, то накормить. Пара капель воды действительно привели пернатого в чувство, но у распахнутого настежь окна стриж по-прежнему лежал на ладони, не собираясь никуда улетать.

Тогда я снова взял его в руки и понес из подъезда на улицу. В полумраке замкнутого пространства лифта пернатый опять попытался вырваться, а после очередной неудачной попытки обгадил мою руку и пол. Вот она, птичья благодарность!

Уже на улице я разжал пальцы и в тот же миг стриж сильно взмахнул крыльями и полетел. А я стоял и растерянно смотрел ему вслед. Я пожал плечами и, мысленно пожелав бедолаге удачи, пошел домой рассказать жене, что с птицей всё в порядке…

А ровно через год после этой истории, в конце весны, у нас родилась дочь...
И как после этого не начнешь верить приметам?

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Как тратить меньше времени на интернет

Сегодня мы все проводим время в интернете. А благодаря мобильным устройствам, мы делаем это везде и не только дома. Холли Шакья из Калифорнийского университетаи Николас Кристакис из Йеля провели исследование более 5200 человек под названием "Влияние Фейсбука на ухудшение благополучия людей". Результаты были опубликованы в американском журнале по эпидемиологии. Да, это было исследование заболевания. Е-мейлы, мессенджеры, Netflix, Xbox, 64 оттенка социальных сетей… Экраны победили. Мы держим в одной руке айфон, а другой машем белым флагом. Для тех, кто вырос в экранном мире, всё гораздо хуже. Подростки в среднем тратят по 9 часов в день на просмотр соцсетей, при этом уровень депрессий и самоубийств среди них бьет все рекорды. Что же делать? Кэл Ньюпорт, профессор компьютерных наук из Джорджтауна, хочет начать революцию "Цифровой минимализм", под названием его новой книги. Опусти бейсбольную биту, мы не собираемся громить машины. Мы хотим контролировать т

Однорукий бандит

Январь 1991 года, мне 7 лет и вместе с сестрой и родителями мы через холодную темень долго идем куда-то по городу. Наконец, пришли. Теперь стоим на улице и чего-то ждем. Воет пронзительный ветер. Вокруг столпились еще люди. У всех взрослых на лицах тревога, а мне холодно и скучно. Я пытаюсь развлечься, прыгая по замерзшему сугробу или толкаясь с сестрой, но мама нас постоянно одергивает и не отпускает далеко, мол мы вот-вот сейчас должны будем куда-то идти. Но время проходит и по-прежнему ничего не происходит. Большинство моих любопытных вопросов взрослые оставляют без ответа или отвечают непонятно. Я узнал только, что мы у банка и папе нужно снять деньги с книжки, но их почему-то не отдают. А еще, что в этом банке наша тётя работает уборщицей и возможно её блат (!) нам поможет выйти из затруднительного положения.   Гораздо позже мне удалось выяснить причину событий этого странного вечера, которую родители не смогли или не хотели мне тогда объяснить. 22 января

Про чтение

Я всегда буду благодарен двум людям ещё с детства привившим мне любовь к чтению - моей маме и школьной учительнице по литературе. У нас дома всегда было много книг: от художественной классики до легких детективчиков и научной фантастики. Все они были изданы в основном в позднесоветский период, когда бумажные книги были ещё дешевы и их мог позволить себе каждый. Как-то во время очередного ремонта, снимая книги с полок и передвигая шкафы, мы даже всерьез обсуждали идею переписать все названия и сделать каталог. До воплощения, к сожалению, дело не дошло, но я помню, как принялся пересчитывать каждую стопку, пока совсем не сбился со счета где-то после тысячи. Конечно, это число не поражает воображение, но я рассказываю об этом с гордостью и хочу особенно подчеркнуть, что рос отнюдь не в семье профессорской интеллигенции. Мои родители выросли в деревне и всю жизнь провели в заводских цехах. К моему позору за четверть века сознательной жизни я не одолел даже четверти библиот